Новости
12 февраля 2018, 18:34

Впереди слияние

Институт экологии Волжского бассейна может стать частью Федерального Самарского исследовательского центра. Разговоры о грядущей реорганизации института экологии родились не на пустом месте. Бывший руководитель института Геннадий Розенберг напомнил, что реорганизационные процессы в научном сообществе страны начались еще в 2013 году, когда, по его словам, «все институты и научные сотрудники вместе с оборудованием» были переданы в ФАНО (Федеральное агентство научных организаций).

– Это сделано под видом благих намерений – освободить научных работников от ненаучного бремени. Но я считаю, что это было самой большой ошибкой нашего правительства,

– считает Розенберг.

И приводит такой пример: всех научных коллег разделили на научных сотрудников и научных работников. Научный сотрудник – это главный научный сотрудник, ведущий, старший и младший. А вот заведующий лабораторией, который всегда являлся крупнейшим специалистом и организовывал направления деятельности, теперь менеджер. Он может только канцтоварами обеспечивать лабораторию, хотя он научный работник. И, соответственно, зарплаты у людей на порядок стали различаться. По мнению Розенберга, это может привести к конфликтам внутри института.

– Наш институт экологии отнесли к третьей категории.  Мы единственный институт в Академии наук, который сразу понизили от первой категории к третьей. Как мне было заявлено, за непокорность. Я считаю, что все, что сделало ФАНО – это пересчитало нашу собственность: два сортира на стационаре,

– заявляет Геннадий Самуилович

Дальше ФАНО предложило объединение и укрупнение институтов, создание федеральных исследовательских центров. Задача тут стоит вполне определенная – уменьшить число бюджетополучателей. Тысяча организаций – это слишком много!

– В Уфе создается исследовательский центр, куда входят биологи, химики, археологи, филологи. А теперь им говорят: придумайте программу – общую для всех. Я понимаю, что наука не разделена на факультеты, подобно университету, и экология всегда была комплексной наукой. Но когда нам говорят, что необходимо вести комплексные исследования, я посмеиваюсь. Таких посылов набралось немало.  Сейчас создается Федеральный самарский исследовательский центр, где объединяются два сельскохозяйственных института из Безенчука и Кинели и сам Самарский научный центр, в котором, по словам академика Гречникова, два с половиной научных сотрудника, поскольку он создавался для других целей – научно-организационных. Но ему тоже дали научное задание. Институт управления сложными системами и наш. Мы долго сопротивлялись, но поскольку нам руки выкрутили, мы стоим на пути принятия решения. И, скорее всего, будем сливаться с Самарой. Что лучше для института – объединиться или остаться независимым? Если не объединимся, то не выживем,

– рассказал Геннадий Самуилович.

comments powered by HyperComments









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg